Метафора в психотерапии
Страница 4

Материалы » Метафора в психотерапии

Рассмотрим пример известной метафоры "любовь поразила человека как молния" (у Булгакова — еще и как финский нож). Характеристики вспомогательного субъекта (молния) — быстрота, стремительность, неотвратимость, блеск и яркость, светоносность, убийственная сила, невозможность совладания — переносятся на главный субъект (любовь). Благодаря этому остается в стороне семантика нежности, избирательности, мягкости, скрытности, робости, застенчивости, также связанная с любовью. Перед нами именно любовь-молния, а не любовь-цветок или, скажем, любовь-птица.

Таким образом, замечает Блэк, происходит сдвиг в значении слов, и формируется метафорический перенос. Не существует, однако, четких правил его образования — просто одни метафоры "проходят", а другие нет. В первом случае образовавшуюся метафору нельзя заменить буквальным переводом (парафразой) без потери когнитивного содержания, не говоря уже об остроте, живости и свежести выражения. Блэк пишет:

Предположим, что мы захотели передать когнитивное содержание "метафоры взаимодействия" простым языком. Мы, конечно, с успехом можем назвать некоторое количество релевантных связей между двумя субъектами (хотя в силу расширения значения, сопровождающего сдвиг в импликационной системе вспомогательного субъекта, нельзя ожидать слишком многого от буквально парафразы). Но полученные неметафорические утверждения не обладают и половиной проясняющей и информирующей силы оригинала. Буквальная парафраза неизбежно говорит слишком много, причем с неправильной эмфазой. Я особенно хочу подчеркнуть, что в данном случае речь идет о потерях в когнитивном содержании. Недостатки буквальной парафразы заключаются не в утомительном многословии, чрезмерной эксплицитности и дефектах стиля, а в том, что она лишена того проникновения в суть вещей, которое свойственно метафоре.

Психологическая теория метафоры, в отличие от лингвистической, стремится объяснить, какие механизмы позволяют "переносить" значение и смысл с одного фрагмента опыта на другой, и почему это происходит не произвольно, а строго определенным образом. Говоря о филогенетически ранних этапах развития мышления и сознания, О.М. Фрейденберг замечает, что множество форм и качеств объективной действительности первоначально отражалось системой сходных образов. "Образ выполнял функцию тождества, — пишет она. — Система первобытной образности — это система восприятия мира в форме равенств и повторений .

Однако в реальности мы не находим одинаковых образов; мы имеем дело с огромным количеством образов, отличающихся друг от друга морфологически, при внутреннем тождестве их семантик. А метафоры несли функцию конкретизации образа. Метафора уточняла образ, переводя безличие нерасчлененных представлений на язык отличных друг от друга фрагментов, частей реальности.

Иными словами, метафора как троп, как специфическая речевая конструкция — очень позднее образование, посредством которого сознание "делит" значение между различными языковыми выражениями и сочетаниями слов. Первоначально же метафора была просто средством оформления образа, придавая морфологическое различие семантически тождественным, однородным представлениям. Например, еда как непременное условие жизни, была связана со смертью (поедаемого растения или животного), одновременно она была залогом размножения (и, следовательно, воскрешения), и все эти стороны жизни объединялись ритуалом жертвоприношения. Изначальный синкретизм мировосприятия отражался сходством и тождеством религиозных обрядов и ритуальных действий:

В самом деле, праздник рождения оказывается праздником еды — это Рождество с его рождественским столом, уходящим далеко вглубь древности; в свадьбе есть и обряд хлеба и вина, — вслед за венчанием идет на дому пир или, во всяком случае, брачная трапеза; смерть и похороны знаменуются тем же актом еды и на могиле и дома, но, помимо этого, существует еще и так называемая трапеза мертвых, то есть и сам покойник, изображенный на могильных плитах, мыслится едящим и пьющим. Один беглый перечень этих общеизвестных фактов показывает, что акт еды в представлении древнего человека соединялся с кругом каких-то образов, которые прибавляли к трапезе как к утолению голода и жажды, еще и мысль о связи акта еды с моментами рождения, соединения полов и смерти.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Методы вербальной коммуникации
Метод беседы — психологический вербально-коммуникативный метод, заключающийся в ведении тематически направленного диалога между психологом и респондентом с целью получения сведений от последнего. В ситуациях устного речевого общения общающиеся имеют дело с собственными речами. Слушающий формирует речь в соответствии с тем, как артикуляц ...

Стрессоры рассогласования деятельности
– стрессоры разобщения – конфликтные ситуации, угроза, неожиданное, но значимое известие; – стрессоры ограничений – заболевания, ограничивающие обычную сферу деятельности, дискомфорт, тюремная изоляция. ...

Динамика заучивания
Изучая динамику процесса заучивания, мы составили сводную таблицу, на основе которой были построены графики. Исходя из полученных результатов, можно отметить, что динамика процесса заучивания испытуемого заметно отличается от обще-групповой динамики. Если для группы в целом характерно лишь увеличение количества запоминаемых слов с кажды ...